Меню Международное интернет-издание ISSN: 2409-4455
Современно Перспективно Оперативно
Профобразование России и стран СНГ ЭЛ № ФС 77-54950
Возрастная категория сайта 16+
Назад » » 2022 » Сентябрь » 30

Интервью с Александром Молчановым: "Как найти своё призвание: Где и как обучают профессиям"

Интервью
Александр Сергеевич Молчанов, советник ректора Института развития профессионального образования Министерства Просвещения РФ, кандидат педагогических наук.

Профессиональное образование во всём мире переживает переход к моделям, где навыки решают всё. Могут ли вузы обучить специалиста по профессии, которая только что образовалась и которой не владеет ни один преподаватель?

У нас преподаватели далеко не всегда являются практиками или применяют те знания, которые дают студентам. Это отчетливо видно, когда начинаешь работать с реальными запросами бизнеса. Например, обсуждали с одной из компаний, что должен знать инженер, который будет проектировать новые элементы для электровозов. В ответ звучит что он должен обладать компетенцией, которая позволяет знать и уметь применять государственные стандарты (ГОСТы). Задаешь второй вопрос. А уровень владения этой компетенцией, какой должен быть, т.е. глубина этих знаний и навыков? Он должен знать, где находятся ГОСТы и, как их правильно читать? Он должен знать их наизусть или его содержание, должен знать какие ГОСТы и в каком количестве относятся непосредственно к отрасли? Но оказывается, что выпускник должен уметь найти ГОСТ и правильно его прочитать. Вот это и есть необходимый уровень компетенции. Когда начинаешь выстраивать диалог, то выясняется, что тот преподаватель, который будет читать эту дисциплину, связанную со стандартизацией, не должен быть практиком по применению ГОСТ в отрасли, или практиком по стандартизации. Но он должен правильно рассказывать о том, где их действительно можно найти и как их правильно читать. С чего начинать читать, как ориентироваться в разделах, на что обращать внимание, что относится к деятельности выпускника, а что к его сфере деятельности не относится и т.д.

А если говорить применительно к новым технологиям, например, искусственному интеллекту?


Здесь возникает точно такая же история по очень многим направлениям подготовки. Например, обсуждают искусственный интеллект или новое направление подготовки, связанное с квантовыми вычислениями, с квантовыми компьютерами. Во время обсуждения все время возвращаемся к вопросам: « А что такое квант? Это явление физики или это явление химии?». Как он вырабатывается - это химия. Как он светится, как перемещается – это физика. Физика – это формулы. Значит, квантовыми вычислениями могут заниматься и математики. Постепенно начинает вырисовываться картина, кто может и должен быть преподавателем на этой дисциплине. И, опять же, выстраивается система научных исследований: прежде чем что- то преподавать нужно сгенерировать знания. Поэтому на первом месте идет наука, исследование. Выстраивание учебного процесса редко бывает параллельно, поэтому сначала исследование – потом учебный процесс.

Согласны ли Вы с тем, что для того, чтобы овладеть специальностью, не обязательно поступать в вуз?

Для меня высшее образование - это все-таки про уровень решаемых задач, про уровень мышления.
А чтобы получить навыки и специальность, не обязательно поступать в вуз. Выбор среднего профессионального образования - это вполне актуальная история, тем более что и в среднем профобразовании много новых специальностей и профессий, например «пилот квадрокоптера».

Тенденция получить профессию или специальность, как можно раньше, усиливается. Как вы думаете, с чем это связано?

Мне сложно ответить на этот вопрос. Обычно на такие тенденции влияет не только экономическая ситуация в стране. Это совокупность разных факторов. Надо смотреть, в том числе, и на то, кто является родителями современных студентов, и как всё выстроено в семье. Потому что сегодня и в школу, и в колледжи идут дети тех родителей, которые выросли уже во времена интернета и смартфонов. Это другое поколение. Оно по-другому воспринимает мир и коммуницирует с ним. А от этого зависит функция потребления и, соответственно, запросы и требования. В том числе, требовании к образовательной организации, к преподавателям, к окружающему миру. Они те же, что и к онлайн-магазинам или к интернет-платформам.
Это совершенно другой подход к образованию. Формат обучения и преподаватели не рассматривается теперь, как догма.

Какие факторы способствуют обучению специальностям в средних профессиональных организациях?

Здесь очень много факторов, включая тех, кто является идеалами для современной молодежи. Чаще всего кумирами являются блогеры, которые показывают красивую жизнь, быстрые возможности заработка, шикарные машины, квартиры, отдых, и все остальное. Естественно, это новые идеалы и с ними нельзя не считаться. Этим идеалам 16, 18, 20 лет, а потому молодежь не хочет от них отставать и стремится как можно раньше приобрести самостоятельность, в том числе и финансовую.

Какую роль, на Ваш взгляд, в выборе профессии играет профориентационная деятельность?

По поводу профориентации все очень многогранно. Я видел разные проекты, связанные с профориентированием, профнавигированием, разные подходы. Кто – то говорит, что надо сориентировать, а кто-то - надо за руку поводить.
Например, в Башкирии есть замечательный профориентационный проект одного из колледжей. Они приходят в начальную школу и дают возможность детям из разных учебных материалов, из разных конструкторов попробовать себя, например, каменщиками или штукатурами. Есть детские конструкторы с маленькими кирпичиками, где детям рассказывают, как нужно класть стенку, что делать и в какой последовательности. Со временем, когда ребенок будет вырастать, он будет понимать процесс строительства. Здесь так готовят на каменщика.

Когда нужно начинать знакомить детей с профессиями?

Но, на самом деле, профориентация начинается с дошкольного возраста. С тех самых книжек, которые мы читаем. В советское время очень много внимания уделялось, в том числе, рабочим профессиям. Вы помните стихи Владимира Маяковского: «У меня растут года, будет мне 17. Где работать мне, когда, чем мне заниматься?». Много профессий перечисляется, и можно делать выбор. Детей постепенно, даже через стихи и сказки, готовили к тому, что они могут кем-то стать. Огромное количество было книжек, связанных с автомобилями, с производством автомобилей, с карьерной работой, с работой на Севере, врачом и так далее. Естественно, родители читали детям книжки, и они все это постепенно усваивали.
Для многих профориентация начинается тогда, когда выпускник получил документы в школе, когда он сдал ЕГЭ или уровень 9 класса (ОГЭ) не так, как ожидал, Ребёнок говорит: «Все, я дальше в 10-11 класс не пойду!». И тут родитель начинает задумываться, а куда ж ты пойдешь, что ты умеешь делать? Тогда появляется возможность, чтобы попробовать себя в каких-то профессиях, понять, что твое, а что – нет. Может, высшее образование и не нужно.

Помогает ли профориентация детям, в том виде, в каком она проходит сейчас, выбрать профессию?

Насколько я знаю, много частных проектов по профориентации так и не получилось реализовать. В нашей стране они не нашли понимания, в том числе и потому, что количество осознанных родителей, которые рано задумываются о том, кем может быть ребенок, относительно небольшое.
Чемпионатное, олимпиадное движения и экзамены, если их делать публичными, могут тоже играть профориентационную роль. Хорошие проекты могут быть у блогеров, если они станут рассказывать о разных профессиях. Показывать их так, как они умеют, с определенных сторон, чтобы школьники и родители могли многое увидеть.
На выбор профессий в своё время, влияли, в например, и уроки труда, которые были в школе. Сейчас это уроки технологии. Поэтому говорить, что профориентация - это какой-то отдельный проект нельзя. Профориентацию должна проходить, на мой взгляд, в специально подготовленной образовательной организации, например, в колледже, техникуме или центре опережающей подготовки, где стоит разное оборудование и где люди знают на практике, что такое реальное производство.

Что сегодня происходит с обучением специальностям, задействованным на производстве? Сегодня о них мало говорят и пишут в соцсетях, не говоря уже о книжках.

К сожалению, этот фактор присутствует. И не только дети, а мы - взрослые, учителя, преподаватели, не представляем себе, чем занимаются рабочие на соседнем заводе. Знаем, что там есть токари, слесари, электромеханики, но мы не можем рассказать, чем они занимаются и, как устроено производство.
Для многих, например, работа шахтером, это образ Стаханова, который с отбойным молотком стоит в штольне. На самом деле, на угольном разрезе в Кузбассе, давно уже никто не стоит с отбойным молотком. Работа шахтеров сильно изменилась. И проводят даже специальные экскурсии для студентов, для родителей, чтобы они посмотрели, что такое работа шахтера в шахте. Узнали о множестве профессий, связанных с добычей угля. Ведь существует много профессий, когда человек в шахту не спускается. И таких трансформаций в профессиях произошло огромное количество.
Если не ходить на экскурсии, не смотреть что происходит на производстве, то мы никогда этого и не узнаем, и не сможем рассказать об этом молодежи.
Поэтому профориентационная работа должна быть связана не только с колледжами, но и с предприятиями. Это должны быть совместные усилия.

Существует ли профориентация, направленная на педагогическую деятельность. Сегодня школе и образовательным организациям нужны Учителя - люди, для которых это не только профессия, а – призвание.

Мы очень часто слышим из разных источников, что тут и там собираются открывать психолого-педагогические классы или еще что-то. На самом деле, это хорошая инициатива – сделать всё возможное, чтобы в педагогические вузы и вообще в педагогику, приходили люди по призванию. Это очень тяжелый труд, а потому важно определить, что у будущих студентов есть такое призвание, показать, что они могут самореализоваться в педагогике, что могут приносить пользу людям. При этом мы должны не только показать возможности профессии, но и уметь удерживать молодежь в профессии. А это сделать очень сложно. Когда мы видим официальные заработные платы в системе образования, читаем в соцсетях или слышим о проблемах учителей, мы понимаем, что социальный статус учителя отличается, например, от известного блогера, по множеству факторов, которые молодежь считает признаками успеха.
На мой взгляд, нужна целенаправленная работа по повышению престижа педагогической профессии, различные мотивационные программы, такие, как Земский учитель или премия «Учитель года». Такую работу надо проектировать комплексно, совместными усилиями с педагогическими вузами, родителями, успешными практиками, администрациями регионов. Возможно, при этих условиях вернётся престижность профессии учителя.

Беседовала: Наталия Антонова,
блогер, куратор образовательных медиа программ
Фото из личного архива Александра Молчанова
Мы будем рады, если подпишитесь на наш канал Профобразование. Нам есть что обсудить и о чем поговорить!


Поделитесь с коллегами
Поделитесь своим мнением с остальными.
avatar