Меню Международное интернет-издание ISSN: 2409-4455
Современно Перспективно Оперативно
Профобразование России и стран СНГ ЭЛ № ФС 77-54950
Возрастная категория сайта 16+
Назад » » » 2022 » Май » 25

Изучение графики поэтического текста со студентами СПО

Гранкина Наталья Константиновна, преподаватель
ПОЧУ «Барнаульский кооперативный техникум Алтайского крайпотребсоюза», г. Барнаул, Алтайский край

Аннотация: в статье представлен результат исследования графических единиц поэзии, который был создан на основе работы в рамках проектной деятельности со студентами первого курса Барнаульского кооперативного техникума.
Ключевые слова: поэзия, изучение, текст, графика, функции, единицы, поэтический, художественный.


Слово в литературе – важное и главное, в нем заключается весь смысл, с помощью него пишется литературное произведение. Но не менее важно то, как данное слово выглядит внешне: как написано, чем выделено, что его обрамляет. Слово в данном случае можно сравнить с красками художника. Краски, как и слова, – это средство для написания картины, то, с помощью чего художник способен создать шедевр. Можно иметь хорошие краски, но, важно то, как ты их накладываешь: какой мазок где расположить, где выделить свет, а где полутень, обвести контур или оставить размытым. В данном случае мы говорим о форме передачи данных, о внешних средствах изображения искусства.

Начиная знакомиться с каким-либо произведением художественной литературы, в первую очередь, мы обращаем внимание на его внешнее изображение, на его форму: проза перед нами или поэзия. Говоря о данном противопоставлении, нельзя не остановиться на особенностях поэтического текста, которые отличают стихотворение от прозы. Самым ярким отличием, которое мы замечаем, является графическая форма, графика.

В широком смысле слова «графика – (от греческого grapho – пишу, черчу, рисую) совокупность систем оптических знаков, производимых при помощи различной техники начертания (вырубание, вдавливание, вырезывание, рисование, писание, печатание и т. д.) и применяемых в качестве орудия общения в пределах известного, связанного общностью культуры коллектива» [Луначарский, 1939, с. 56] Исходя из данного определения, понятие графика шире понятия письма, так как включает в себя разные виды начертаний. Под графикой понимается не только письмо, но и рисование, начертание, вдавливание и прочее.

На данный момент, в эпоху больших возможностей электронной записи и редактирования текстов, графические средства выразительности широко распространены среди поэтов и прозаиков. К тому же, нет определенных границ, в которых должен творить писатель. Поэтому появляются и широко используются новые графические средства, которые не были доступны пару десятилетий назад. К таким средствам можно отнести курсив, игра со шрифтами, междустрочными интервалами и прочие вариативные начертания, которые выбирает сам автор.

Исследуя графические формы текста, нельзя говорить только о следовании или не следовании традиционной графики автором. Анализ графической формы текста предполагает описание состава графических элементов (буквы, цифры, знаки препинания, отступы и др.), которые использовал писатель для создания текста, а также определение границ визуализации в стихотворении (оригинальная графическая форма может заключаться в отдельном слове, строке или строфе, может занимать целый стих, а может располагаться во всем стихотворении в целом). «Частотность авторского использования выразительной графики, а также инструментарий, используемый для создания визуального образа текста, диктуется конкретным текстом и находится в сфере преимущественно авторской компетенции» [Баламакова, 1998, с. 179]. Поэтому, имея дело с текстом, нельзя забывать об единстве «авторского» и «нормативного» графического представления. И, отдавая предпочтение одному, не стоит забывать и про другой аспект, так как два этих элемента представляют собой единство. Каждое графическое средство имеет мотивированность его использования в конкретном месте конкретного текста: каждый автор должен осознавать для чего он использует ту или иную графическую единицу.

Н. Г. Бабенко, занимающаяся лингвопоэтикой и лингвистикой текста, обращается к анализу построения художественного текста. Она отмечает, что текстообразующей единицей может быть индивидуально-авторское образование (окказионализм), которые могут образовываться как на лексическом, так и на стилистическом или фонетическом уровне [Бабенко, 1997, с. 68].

Правка, индивидуальные авторские знаки, начертания букв, шрифты – это графические средства художественного текста. Все элементы, употребляющиеся в тех или иных произведениях у разных авторов перечислить довольно сложно (их насчитывается большое множество), но распределить их в несколько групп возможно.

Одной из единиц графики можно назвать такое понятие, как графон. Данное понятие выделяет небольшое количество исследователей (Л.Л. Емельянова, А.П. Сковородников, Т.В. Попова). Чаще всего в работах ученых говорится о графических альтернативах слова, графической перифразе и так далее. Но практически все исследователи обращают внимание на функционирование графона в различных видах текстов и выделяют такие функции рассматриваемого явления, как эмоционально-экспрессивную и выделительно-актуализирующую. Впервые о понятии «графон» говорит Л.Л. Емельянова в статье, опубликованной в журнале «Филологические науки». Она трактует графон как «ассоциативный стилистический приём фонологического уровня, который реализуется путём нарушения орфографической нормы» [Емельянова, 1976, с 107 – 113]. При такой формулировке за рамками исследования остаются такие явления фонологического уровня, как дефекты произношения, детская речь, иностранный акцент и прочее. А.П. Сковородников определяет графон как фигуру речи, представляющую собой стилистически значимое отклонение от графического стандарта и / или орфографической нормы [Сковородников, 2009, с. 106 – 109]. Таким образом, к графонам можно относить все графические средства выделения слов и словосочетаний, включая разные шрифтовые выделения, дефисацию, прочие необычные написания слов, а также фигурное расположение текста на листе.

Как мы видим, у понятия «графон» имеется как узкое, так и широкое понимание. Л.Л. Емельянова определяет понятие «графон» уже, нежели А.П. Сковородников. Мы же, следуя за Александром Петровичем Сковородниковым, под понятием «графон» будем иметь ввиду приём, представляющий собой стилистически значимое отклонение от графического стандарта или орфографической нормы. К данным отклонениям мы относим необычные, но мотивированные стилистическим контекстом написания (начертания) слов (разные шрифтовые выделения, разрядка, дефисация, введение в основной текст инородных знаков, написание прописной вместо строчной буквы и другие графико-орфографические альтернативы), а также фигурное расположение текста на плоскости листа.

Отдельным исследованием может послужить такая тема графического оформления текста, как графика поэтического текста. Графика стихотворения – это ряд средств записи поэтического текста, которая отличает стихотворение от прозы. Например, прозаический текст делится на абзацы, а стихотворение на стихи и строки. Каждый стих записывается с интервалом от другого в одну строку, каждая строка оформлена с новой строчки и традиционно начинается с заглавной буквы.

Графическая форма стихотворения представляет собой упорядоченный набор внешних знаков текста, используемых автором в своем произведении, которые в своем объединении создают так называемое «тело» стихотворения, его внешнюю оболочку. К данным знакам относятся не только набор букв и знаков препинания, их последовательность и иерархичность, но и такие графические средства, как междустрофные пробелы, игра со шрифтами, индивидуальные авторские знаки [Лотман, 1996, с. 271].

Поэтическая графика как важная часть поэтической формы стихотворения является вариативной, экспериментальной и творческой. Каждый автор выбирает или сам придумывает графические средства, которыми он оформит свое стихотворение. По мнению Алексея Феликсовича Бадаева, данное понятие является явлением функционально-эстетическим, оно связывает единицы поэтической графики с художественными методами, эстетическими пристрастиями автора и с единицами языковой системы поэтического текста (фонетикой, словообразованием, грамматикой, лексикой и синтаксисом) [Бадаев, 2005, с. 22].

В стихотворениях современных поэтов, которые были опубликованы в XXI веке, мы можем заметить новое отношение к графическому, внешнему облику текста. Отступления от нормы графики стихотворения приобретают новые смыслы и становятся важным элементом поэтического текста. Текст может выглядеть неординарно, иметь необычную для стихотворения форму, а может быть записан традиционно «в столбик» - но и в первом, и во втором случае с помощью графических средств визуальное представление текста стихотворения или его отдельной части оказывается нагруженным дополнительным смыслом [Суховей, 2008, с. 271].

Причинами этого явления могут быть:
- новое, современное сознание, которое предполагает новое отношение к тексту как к форме самовыражения;
- компьютеризация, которая затронула запись текстов и распространение их с помощью сети Интернет, где текст размещает сам автор. Благодаря этому автор сам определяет, в каком виде будет появляться его текст.
Из второй причины вытекает одна из особенностей графики современной поэзии: вариативность и правка. Если раньше исправления в тексте не допускались, предполагали новую редакцию произведения, то на данный момент это принимается и часто используется. К тому же данная тенденция популярна и потому, что наличие правки вызывает большее доверие к тексту, чем «исправленная» типографическая версия.

Поэтической графикой занимались многие исследователи. Например, А.Ю. Мазилова, которая проводит лингвистический анализ цикла стихотворений С.А. Есенина и упоминает о различных единицах поэтической графики на каждом уровне языка. Она говорит о том, что «при исследовании языковых единиц выделяются средства и приемы создания экспрессивности художественного текста, т. е. своего рода борьба общеязыковых и поэтических смыслов и значений» [Мазилова, 1988, с. 5].

Особо глубоко подходили к вопросу изучения графики такие ученые, как Ю.В. Казарин, А.Ф. Бадаев, Р.Н. Бутов. Ю.В. Казарин в монографии «Поэтический текст как система» [Казарин, 1999, с. 260] попытался «привести» поэтический текст к системе, описать и проанализировать все его составляющие. Исследователь отвел целую главу для описания единиц поэтического текста. В данной главе он подробно рассказал о поэтической графике и ее типах, о дикции, поэтическом ритме, внутреннем жесте и прочих составляющих. Перед написанием монографии исследователь занимался вопросом графического составляющего поэзии около 20 лет.

В отличие от теоретика Ю.В. Казарина, А.Ф. Бадаев в труде «Функциональные типы поэтической графики (на материале русской поэзии XVII–XXI вв.)» применяет теоретическую базу при анализе литературных произведений, которые стали материалом исследования. «Поэтический текст, как вариант художественного текста, характеризуется всеми основными признаками художественного текста, – пишет Алексей Феликсович, – Однако у поэтического текста как функционально-эстетической системы есть и свои, уникальные признаки, перечень которых никогда не сможет быть закончен из-за невозможности окончательного познания поэзии, как и любой другой формы духовной деятельности человека» [Бадаев, 2005, с. 22].

Список литературы
1. Бабенко, Н.Г. Окказиональное в художественном тексте. Структурно-семантический анализ: учебное пособие / Н.Г. Бабенко. – Калининград : Калининградский государственный университет, 1997. – 68 с.
2. Бадаев, А.Ф. Функциональные типы поэтической графики (на материале русской поэзии XVII–XXI вв.) : автореф. дис. … канд. филол. наук / А.Ф. Бадаев. – Екатеринбург : Уральский государственный университет им А. М. Горького, 2005. – 22 с.
3. Баламакова, М.В. Авторская интонация в тексте: Стилистическая графика в фонетическом освещении / М.В. Баламакова. – Иваново, 1998. – 179 с.
4. Емельянова, Л.Л. Нарушение орфографической нормы как средство создания стилистического эффекта / Л.Л. Емельянова // Филологические науки. – 1976. – № 1. – С. 107-113.
5. Казарин, Ю.В. Поэтический текст как система : монография / Ю.В. Казарин. – Екатеринбург : Изд-во уральского университета, 1999. – 260 с.
6. Лотман, Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история / Ю.М. Лотман. – Mосква : Языки русской культуры, 1996. – 464 с.
7. Луначарский, А.В. Литературная энциклопедия : в 11 т. / А.В. Луначарский. – Москва : 1939. – Т. 1. – 768 с.
8. Мазилова, А.Ю. Лингвистический анализ художественного текста : учебное пособие / А.Ю. Мазилова. – Ярославль: государственный педагогический институт им. К.Д. Ушинского, 1988. – 84 с.
9. Сковородников, А.П. Графон / Энциклопедический словарь-справочник. Выразительные средства русского языка и речевые ошибки и недочёты / под ред. А.П. Сковородникова. 2-е изд. – Москва : Флинта : Наука, 2009. – С. 106-109.
10. Суховей, Д.А. Графика современной русской поэзии : дис. … докт. филол. наук / Д.А. Суховей ; Санкт-Петербургский государственный университет. – Санкт-Петербург, 2008. – 271 с.
Поделитесь с коллегами
Поделитесь своим мнением с остальными.
avatar